Вы здесь
Павел Мамаев: «Ловлю себя на мысли: в колонии порядочных людей больше, чем на воле» Футбол 

Павел Мамаев: «Ловлю себя на мысли: в колонии порядочных людей больше, чем на воле»

Павел Мамаев: "Ловлю себя на мысли: в колонии порядочных людей больше, чем на воле"

Павел Мамаев. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Обсудить

Полузащитник "Краснодара" Павел Мамаев рассказал о своих буднях в колонии и том, как заключение на него повлияло.

– Как настроение?

– Отличное. Шикарно.

– На УДО рассчитываете?

– Конечно, рассчитываем. Мы подали. На все воля божья, как будет, так и будет. Мы уже долго ждем. В любом случае, нам не так долго осталось. Нормально все будет.

– Как у вас жизнь тут?

– Жизнь хорошо проходит. Удается спортом заниматься. По сравнению с СИЗО больше пространства и возможностей заняться спортом. Вы видите, мы держим себя в форме. И нам не составит труда вернуться в большой футбол. Мы в этом уверены на 100%. Тренируемся каждый день.

– Как думаете, сколько вам нужно будет времени, чтобы восстановиться и вернуться на прежний уровень?

– Надо сначала решить все вопросы, связанные с освобождением, потом будем думать. Кстати, ребятам привет большой, "Краснодару". Я смотрел матч с "Порту", они чуть-чуть не дотерпели. Надеюсь, во втором матче все у них сложится хорошо и они выйдут в Лигу чемпионов. Отдельный привет Саше Мартыновичу, Андрею Синицыну, Виталию Калешино, спасибо большое им за поддержку.

– Обиды на "Краснодар" нет? Все-таки "Зенит" Кокорина поддерживает, а вас "Краснодар" – нет.

– Нет, никакой обиды, никаких огорчений. Все нормально, я все понимаю. Считаю, все, что произошло, все это было на эмоциях. Ничего страшного не произошло, все нормально. По контракту я являюсь игроком клуба, хоть и нахожусь в колонии. Я очень сильно переживаю за ребят, за команду. Руководству большой привет, Сергею Николаевичу (Галицкому, владельцу "Краснодара". – Прим. "СЭ") – тоже, он многое для меня сделал. Я надеюсь, что те хорошие отношения, которые у нас с ним были, сохранятся. Думаю, что все будет нормально – жизнь продолжается. Выйдем из этой ситуации достойно – и клуб, и я.

– Удается регулярно смотреть футбол?

– Тут отбой в десять часов, но у нас есть разрешение на просмотре поздних матчей от начальника. Поэтому "Порту" смотрели все вместе. "Зенит" с "Краснодаром" смотрели вместе с Сашей, каждый переживал за свои команды.

– У вас большой барак?

– Здесь это называют общежитие. Четыре секции, довольно большое здание.

– Могли бы описать встречу с женой и детьми. Эмоционально было?

– Конечно, эмоционально. Я их практически 10 месяцев не видел. Благодарен им за поддержку все это время. Отец приезжал. Пользуясь случаем, хотел передать семье привет большой.

Колония сильно изменила в лучшую сторону

– В храм ходите?

– Да, практически ежедневно. Вот, сегодня батюшка приехал.

– Чего вам не хватает?

– Да как и всем остальным – свободы не хватает. Здесь все по распорядку. Ничего сложного в этом нет, но, тем не менее, свобода есть свобода. Нормально все, ничего страшного.

– Есть мысль, что сделаете в первую очередь после того как освободитесь?

– Нет таких мыслей, сначала освободиться надо. На данный момент не думаешь наперед. Хорошо, что сейчас уже есть срок. В СИЗО не знаешь, сколько тебе сидеть еще. В любом случае, с каждым днем мы становимся ближе к дому.

– Как вас изменила колония?

– Во многих аспектах в лучшую сторону. Во многих. Я думаю, что у меня внутри многое изменилось. Очень многое. И я уверен, что в лучшую сторону. Ничего страшного ни в колонии, ни в СИЗО нет. Если ты сам перед собой честен и честен перед теми людьми, которые находятся вокруг тебя, страшного ничего нет.

– Что переосмыслили?

– Это я оставлю при себе. Зачем я вам буду рассказывать то, что переосмыслил?

– Какие планы на свободе?

– Жить дальше. Делать добро и играть в футбол. Насколько позволит здоровье. И в первую очередь оставаться всегда человеком. Как и в той ситуации: мы не упали вниз, а сделали огромный шаг вперед. Пусть мы остались на 10 месяцев без футбола, но у каждого человека в жизни есть свой путь. Для нас это большой жизненный шаг вперед, как мужчин в первую очередь.

– Кокорин сказал, что слушает "Арию", а вы?

– Да вот у ребят спросите, что они слушают, какая у них музыка в почете.

– Как к вам относятся люди в вашем отряде?

– Все поддерживали, абсолютно все. Мы ни одного человека за все это время не встретили, кто бы нас не поддерживал. У каждого в жизни бывает ситуация, где он поступил неправильно. Да, была драка, да, мы повели себя неправильно. Но есть люди, которые оступаются, и ничего страшного не происходит. Надо нести наказание, которое нам дали.

– Над вами был показательный процесс?

– Не мне об этом судить. Ничего страшного, повторюсь, в этом нет.

– Была какая-то история, которая вас потрясла?

– Меня просто очень сложно потрясти. Я думаю, что и у вас они тоже есть, и у ваших знакомых. Поэтому не думаю, что нужно рассказывать истории про других людей, которых я тут встретил.

– Был какой-то особенный день? Или в колонии "день сурка"?

– Сегодня – особенный день, видите, сколько людей к нам приехало. Тут каждый день по-своему хорош. Надо вставать и радоваться жизни. Есть храм, есть здоровье – это самое главное. Есть гораздо больше людей, которые страдают больше нас. И здесь, в колонии, у кого сроки большие, и на воле люди без ног или без рук, больные. А то, что здесь – это жизненный этап, не более того.

– Татуировки собираетесь здесь набить?

– Нет.

– Обсуждения нет вокруг ваших татуировок?

– Нет, никакого обсуждения нет. Здесь много людей, у которых есть татуировки. Это личное дело каждого.

Обсуждаем все, кроме наших дел и семьи

– Здесь много ребят, с кем вы после освобождения продолжите общение?

– Много здесь порядочных людей на самом деле. И здесь, и в СИЗО. Иногда ловишь себя на мысли, что здесь гораздо больше порядочных людей, чем на свободе.

– Что вы с ними обсуждаете?

– Все темы кроме своих личных уголовных дел и семейных. Остальное не обсуждаем. Хотя наши дела все знают благодаря вам.

– Что для вас значит сегодняшний матч?

– Я очень доволен. Это – очередная игра, мы к ней серьезно готовились. Для многих ребят, для колонии, для области это событие значимое, как оказалось. Не думаю, что в какой-то колонии столько прессы бывает. Партнеры по команде мужики серьезные. Мы здесь занимаемся каждый день. Те, кто по вечерам тренируется с нами, те и сыграли, никакого отбора не было. Играем, как во дворе, каждый вечер.

– Судя по матчу, парни в ПФЛ потянули бы?

– В ПФЛ? Думаю, да. Как видите, побеждаем.

– У вас есть желание заниматься профессиональной тренерской работой? Судя по тому, что мы увидели сегодня, у вас есть способность.

– Рановато пока об этом думать. Вам виднее, я пока об этом не задумывался.

– Кирилл Кокорин на суде говорил, что много книг прочитал. Вы что читаете?

– Да, у меня тоже много книг. В основном это духовная литература. Я оттуда много мыслей почерпнул, очень много, но не готов их озвучивать публично.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий