Вы здесь
Юрий Дюпин: «Эмоции от победы над «Динамо» круче, чем выигрыш в лотерею» Футбол 

Юрий Дюпин: «Эмоции от победы над «Динамо» круче, чем выигрыш в лотерею»

Юрий Дюпин: "Эмоции от победы над "Динамо" круче, чем выигрыш в лотерею"

Юрий Дюпин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Обсудить

Лучшим игроком июля по оценкам "СЭ" стал 31-летний вратарь "Рубина"

Лучшие игроки июля по оценкам "СЭ"*

Игрок

Амплуа

Клуб

Ср. оценка "СЭ"

Матчи

Юрий Дюпин

вратарь

Рубин

6,67

3

Роман Еременко

полузащитник

Ростов

6,50

3

Элдор Шомуродов

нападающий

Ростов

6,50

3

Артем Дзюба

нападающий

Зенит

6,33

3

Иван Игнатьев

нападающий

Краснодар

6,33

3

Алексей Ионов

полузащитник

Ростов

6,33

3

Хвича Кварацхелия

полузащитник

Рубин

6,33

3

Александр Соболев

нападающий

Крылья Советов

6,33

3

Оливье Тилль

полузащитник

Уфа

6,33

3

Сергей Ткачев

полузащитник

Арсенал

6,33

3

Оттман Эль-Кабир

полузащитник

Урал

6,33

3

Артур Юсупов

полузащитник

Динамо

6,33

3

* учитываются футболисты, которые провели минимум три матча. У полузащитника "Урала" Эрика Бикфалви средняя оценка 6,75, однако он сыграл только в двух встречах.

– "Рубин" ассоциируется с оборонительными капканами Курбана Бердыева. Когда отправлялись в Казань, знали, в какой футбол хочет играть Роман Шаронов?

– Нет. Но в первый же день он объявил, что играем по схеме 4-3-3. Что подразумевает крен в сторону атаки. Требования Романа Сергеевича – контроль мяча, скорость, прессинг. Когда правильно расставляешь футболистов на поле, при потерях мгновенно вступаешь в отбор, успеваешь перекрыть свободные зоны – с тобой будет тяжело любому сопернику. Все это наигрывается на тренировках.

– Героем первого матча с "Локомотивом" стал юный Хвича Кварацхелия. Правда, что по-русски он почти не говорит?

– По сравнению с Зуриком Давиташвили и Бекой Микелтадзе русский Хвичи не так уж плох. Но до Коли Кипиани, нашего четвертого грузина, ему пока далеко.

– Кипиани давно живет в России, воспитанник "Локомотива".

– Я в курсе. Вообще грузин среди моих знакомых немало. Сверстники прекрасно говорят по-русски. В отличие от тех, кому лет 18-19. Когда в отношения наших стран вмешалась политика, в Грузии перестали учить русский. Лишний раз убедился в этом на примере Хвичи и других пацанов.

– Продолжите фразу: "Эмоции от победы над "Динамо" для меня круче, чем…"

– Выигрыш в лотерею!

– Что, и такой опыт есть?

– К азартным играм равнодушен, казино всегда обхожу стороной. Но когда был маленький, родители постоянно покупали билеты "Русского лото". В воскресенье утром вся семья усаживалась перед телевизором в ожидании очередного розыгрыша. Смотрели, как из мешка вытаскивают деревянные бочонки с числами, зачеркивали циферки. Однажды мой билетик оказался счастливым. Выиграл 180 рублей.

– Негусто.

– В конце 90-х на эти деньги можно было купить пятнадцать "полторашек" лимонада. Ну а возвращаясь к матчу с "Динамо"… Отыграть на выезде целый час вдесятером и на последних секундах вырвать победу – это фантастика. Что ж, "Динамо" – "моя" команда. В прошлом году с "Анжи" тоже выиграли в Москве 1:0, причем на 90-й минуте отбил пенальти. А дома закончили 1:1, я отметился голевой передачей.

– Случайно?

– Нет. Была установка – выбивать на Понсе, который здорово цепляется за мяч. Я и в московском матче с "Динамо" в голевой атаке поучаствовал. Снова длинный пас на Понсе, он скинул Кулику, и тот выкатил ему под удар.

– Речь Шаронова в раздевалке после победы над "Динамо" большое впечатление произвела?

– Да уж. Коротко и со смыслом.

– Спустя пару дней "Рубин" наладил производство маек с силуэтом Шаронова в стиле Metallica. Прикупили?

– Когда был в фан-шопе на стадионе "Центральный", их еще не запустили в продажу. Купил обычные, с логотипом "Рубина", отправил приятелю в Барнаул. У меня часто просят клубную атрибутику, майки, сувениры. По мере возможности высылаю. Друзей-то полно – от Хабаровска до Махачкалы. Теперь, наверное, и на футболки под Metallica запросы пойдут.

– Народ в них уже разгуливает по Казани?

– Видел такие маечки на встрече команды с болельщиками. Кстати, многие с картонной "козой" явились. Рокерский жест Романа Сергеевича тоже ушел в массы.

– Как отнеслись, что для представления стартового состава на игру с "Ахматом" "Рубин" использовал образы группы Kiss?

– Прикольно. Еще одна клубная "фишка". Я-то потом узнал. Часа за четыре до начала матча я уже не онлайн. Телефон убираю, на звонки и сообщения не реагирую. Готовлюсь, настраиваюсь. Разве что музыку послушать могу.

– Какую? Kiss? Metallica?

– Нет-нет, я не любитель этого жанра. Предпочитаю что-нибудь полегче. Рэп, хип-хоп. Сейчас перед игрой хорошо идут миксы ди-джея Баура. Или Баста, "С надеждой на крылья". Реально заводит, помогает настроиться.

– Последний концерт в вашей жизни?

– В Краснодар на гастроли приехала группа "Руки вверх!". Друзья позвали, пошел за компанию – и не пожалел. Очень атмосферно.

– Вот бы не подумал.

– Ну что вы! Живой концерт – это классно. Совсем другие ощущения. Я понастальгировал, детство вспомнил. В общем, кайфанул.

– В межсезонье вас и в "Урал" приглашали, и в "Тамбов". Почему "Рубин" выбрали?

– Еще в мае пообщался с Сергеем Козко, тренером вратарей "Рубина". Он обрисовал тренировочный процесс, рассказал, какие задачи ставит перед вратарями. Я навел справки у ребят, поработавших с Козко. Все отзывались с восторгом. Понял, что смогу многому здесь научиться. Это и стало решающим фактором.

– До весны он числился ассистентом Виталия Кафанова, но поговаривают, в последнее время все тренировки с вратарями проводил именно Козко.

– Я не уточнял, как распределялись обязанности в штабе при Бердыеве. Знаю, Кафанов еще и за "стандарты" отвечал.

Сослан Джанаев сообщил: "Есть у Кафанова упражнение, от которого вратари стонут. За две минуты нужно пройти восемь станций на полполя. Прыжковая работа чередуется с челночным бегом". Уже испытали на своей шкуре?

– Нет. На сборах Козко гонял будь здоров, но это упражнение не давал. Кажется, и не планирует. Я о нем наслышан. Действительно что-то адское. Особенно с непривычки. Давид Волк, один из молодых вратарей "Рубина", после таких нагрузок с мениском слег.

– Вы с разными тренерами сталкивались. У кого самые тяжелые сборы?

– В начале карьеры, когда "физики" не хватало, каждый день на сборах превращался в мучение. Что в барнаульском "Динамо", что в новокузнецком "Металлурге". Ноги болели страшно, до кровати с трудом доползал. Сейчас-то с любой нагрузкой спокойно справляюсь.

– В те времена вратари уже не бегали наравне с полевыми?

– Да это до сих пор практикуется. Вот зимой "Анжи" готовился в Кисловодске. Так мы вместе с остальными игроками носились по горам. Кроссы, ускорения, несколько серий то по тысяче метров, то по шестьсот… Никаких поблажек.

– А надо ли это вратарям?

– Не уверен. Для чего нам аэробная работа? Голкипер другие качества должен развивать. Реакцию, умение сохранять концентрацию. Чтобы в нужный момент взорваться и дотянуться до мяча.

– В "Тамбов" вас зазывал лично Григорян?

– Да, мы долго беседовали по телефону. Если б не вариант с "Рубином", я принял бы предложение "Тамбова". У Григоряна год отыграл в Хабаровске, мне нравилось с ним работать. Требовательный, жесткий, но справедливый. Отличный мотиватор, с великолепным чувством юмора.

– Проиллюстрируйте.

– Это не пересказать. Надо смотреть. Перед теорией или собранием Витальевич всегда обыгрывал какой-нибудь эпизод из жизни команды. Кого-то ругал, кого-то хвалил. Было и смешно, и интересно.

– Тогда вот вам история. Экс-президент "Нижнего Новгорода" Алексей Гойхман поражался: "Проигрываем 0:1, смотримся ужасно. В перерыве подхожу к раздевалке – слышу громкую музыку. Отрываю дверь. Григорян кричит: "Вы – самые сильные! Вы лучше всех умеете играть в футбол! Сейчас выйдете и порвете их! А теперь танцуем!" И все танцуют".

– В Хабаровске тоже были и песни, и танцы, и ушу…

– В перерыве?!

– Нет, на тренировках. Выполняем какие-то упражнения, проигравший обязан сплясать перед пацанами. Или песню исполнить.

– Что это дает?

– Раскрепощает! Ты же в такой момент, можно сказать, душу открываешь. Конечно, кто-то робеет, смущается. Но стоит хотя бы разок попробовать – и зажатость уходит. Игроки объединяются.

– Для вас спеть, станцевать на публике – не проблема?

– Могу. Но делать это перед командой не довелось.

– Теперь об ушу.

– Однажды Влад Никифоров показывал приемы.

– На поле?

– На установке! Витальевич назвал состав, рассказал, как играть будем. Закруглил так: "Влад, выходи". Тот продемонстрировал несколько приемчиков.

– Со знанием дела?

– Вполне. Уж не знаю, где научился. Это явно был не экспромт.

– Реакция футболистов?

– Да мы чуть на пол не сели от смеха. Но пришлось сдержаться. Чтобы Влада не обидеть и Витальевича не разозлить.

– Легендарные боксерские тренировки тоже устраивал?

– Да.

– Как это выглядит?

– Натянули перчатки, немножко подурачились… На моих глазах до жестких спаррингов не доходило. Но мне рассказывали, иногда пацаны заводились, начинали махаться всерьез. Я-то ни разу не боксировал.

– Почему?

– Это полевые во всех начинаниях Григоряна участвовали. А нас, вратарей, он не трогал, работали по своей программе.

– Человека, который прошел настоящую армию, мордобоем не испугаешь, только обрадуешь.

– Драться не люблю, но в армии без этого никак. Там себя нужно сразу поставить. Иначе не оберешься проблем.

– Как себя ставили вы?

– Кулаками. Однажды с дагестанцем сцепился.

– "Дедом"?

– Нет, нас в одно время призвали. Удивительно борзый парень. Попрыгали в стоечке, "лещей" друг другу надавали…

– А дальше?

– Разняли.

– В интервью вы обронили: "В армии я был добрым "дедушкой". Злющих "дедов" встречали?

– Разумеется. Но они в части не задерживались. Кого-то в Анадырь отправляли дослуживать, кого-то в Тикси.

– Поделом.

– Тикси – это вообще жесть! Поселок за полярным кругом. Самолеты раз в полгода прилетают. Метели зимой длятся неделями. В сильную пургу, выходя на улицу, солдаты обматываются веревкой. Чтобы не потерять дорогу.

– Вы-то где служили?

– В ста километрах от Иркутска. Поселок Средний, авиабаза Белая. В интернете видел кадры, как "деды" лупят молодых по голове табуретками, дужками от кровати. Слава Богу, у нас такого не было. Но если накосячишь, тебе быстренько объяснят, как себя вести.

– Самое смешное, что приключилось с вами в армии?

– Вспомнить бы… Траву не красили, листья к деревьям не приклеивали… А-а, был у нас забавный старшина. Взросленький мужичок, азербайджанец. Говорил с таким акцентом, что я угорал. Как сейчас картина перед глазами – подходит к окну, зовет дежурного по роте. Указывает пальцем: "Акно видищ?" Тот кивает. Палец сползает ниже: "А пад акно видищ?" Второй кивок. Заканчивает так: "Пад акно нада пратирать!"

– Подоконник?

– Ну да. Меня называл исключительно: "Дупын". Орал на всю часть: "Дупын, ка мнэ!" Мы в нарды частенько играли. Славный дядька.

– ЧП на авиабазе были?

– Нет. Но я слышал о трагедии, которая случилась в 1997 году. Когда "Руслан" с двумя истребителями на борту рухнул в Иркутске прямо на жилые дома. Погибли более 70 человек. Командир роты, а тогда курсант, рассказывал мне: "Наша часть находилась в центре города. Подняли по тревоге, отправили на место крушения собирать обломки. Ты даже не представляешь, что мы насмотрелись! Потом долго кошмары снились…"

– Ужас.

– А я пару раз участвовал в поисково-спасательных операциях, когда из части давал деру какой-нибудь молоденький дурачок.

– Гонялись за ним по лесам?

– Человек 50 вставало в шеренгу – и бегом местность прочесывать. По 15-20 километров.

– Успешно?

– Беглецов находили всегда. Либо мы, либо уже милиция – когда рассылали ориентировки. Один пацан аж за тысячу километров успел удрать. Ничего, поймали.

– В молодости вы разные профессии перепробовали. Самый тяжелый труд в жизни?

– Еще до армии поработал экспедитором. На складе забиваешь под завязку грузовик ящиками с пивом. Прыгаешь к водителю в кабину и целый день развозишь по магазинам. Причем сам же эти ящики и таскаешь. Через два дня так спину прихватило, что понял – пора завязывать.

– Сколько платили экспедитору?

– Тысяч 30. Неплохие деньги для Барнаула в 2007-м. Но здоровье дороже. Звучит-то красиво – экспедитор. А на деле – обыкновенный грузчик. Уж лучше таксовать. Когда 18 исполнилось, батя "Волгу" купил, а мне отдал старенькую "копейку". 1973 года выпуска.

– На ходу?

– Да! Он лет восемь на ней отъездил. До этого у нас был оранжевый "Запорожец".

– "Ушастый"?

– Нет, посимпатичнее, с решеточкой по бокам. А первый автомобиль отца – ЛуАЗ. Я тогда был очень маленький, но запомнил, как рассекали на нем по бездорожью. Машинка феноменальной проходимости. Зароется в грязь так, что колес не видно, рычит – но ползет, ползет…

– Судьба "копейки"?

– Года два покатался и пересел на "девятку", которую с отцом купили. "Копейка" долго ржавела у бабушки в огороде, потом батя за символическую сумму продал. Думал, на металлолом, а чудак все подшаманил и еще гонял на ней по Барнаулу. Пока не попал в жуткую аварию. Выжил, но машина восстановлению не подлежала.

– В премьер-лиге вы заиграли в 30 лет. Почему так поздно?

– Не хватало хорошего агента, который помог бы пробиться наверх, замолвил бы словечко. Но это с одной стороны.

– А с другой?

– Если не приглашали – значит, не соответствовал уровню премьер-лиги. Взяли бы сюда пораньше – может, и не выжил бы, не закрепился. А после "СКА-Хабаровск" и "Кубани" уже был готов к любым испытаниям.

– Жаль потерянных лет, которые разменяли на второразрядные футбольные окраины?

– Я так не считаю. Всё в копилочку. Окреп, набрался опыта – и сделал шаг вперед. Просто всему свое время. Я верю в судьбу. Придерживаюсь принципа: чему быть – того не миновать. Вот, например, Настя, моя жена. В 16 лет ей нагадали, что в 23 встретит спортсмена, выйдет замуж, родит сначала девочку, затем мальчика.

– Сбылось?

– Да, ровно семь лет спустя мы и познакомились!

– Где?

– В соцсетях.

– Романтично.

– Что вы хотите – ХХI век на дворе… Никакого отношения к спорту Настя не имела. Я случайно увидел ее фотографию, понравилась. Отправил сообщение. Месяц переписывались, потом настоял на встрече. Так и закрутилось.

– Откуда она?

– Из Краснодара. А я тогда как раз за "Кубань" играл.

– Этой весной у вас родилась дочка.

– 22 мая. Назвали Мия. Теперь сынишку хотим.

– Стоп. У вас же есть сын.

– От первого брака. Марк, ему восемь лет.

– Вы говорили: "Почти во все клубы я приходил изначально как второй вратарь. И в барнаульское "Динамо", и в новокузнецкий "Металлург", и в "СКА-Хабаровск", и в "Кубань". Но в итоге становился первым". Где отвоевать место в основе было особенно сложно?

– В Барнауле. Я подписал первый профессиональный контракт, был еще объективно сыроват. Клуб взял в аренду Алексея Солосина. Парень опытный, прошел "Сатурн", "Урал", "Сибирь". В той ситуации я бы вряд ли выиграл у него конкуренцию. Но через шесть туров он сломал ногу. Поставили меня – и покатило. Когда Солосин вылечился, в Барнауле на него уже не рассчитывали. Непростой момент был и в 2016-м в "Кубани", где при Петреску я оказался третьим вратарем.

– Что случилось?

– Конкуренты попались серьезные – Жека Фролов и Дима Стажила, которой много лет был в "Шерифе". На предсезонке я считался основным, в чемпионате успел четыре матча сыграть. Вдруг Петреску что-то не понравилось, на лавку усадил. Вышел Стажила, не слишком уверенно провел несколько игр и уступил место Фролову. Петреску продержался в "Кубани" месяцев пять. За это время сменил трех вратарей!

– Играли до первой ошибки?

– Да. Причем он даже не смотрел на эмоциональное состояние голкипера, уровень готовности, как проявляем себя на тренировках. Вот потерял ты доверие – все, в очередь. Жди. Пока два других напарника не навалят, шанса у тебя не будет. Хоть по сто раз на дню вылавливай мячи из "девяток".

– Ай да логика.

– Мне с Петреску было очень некомфортно. Он из тех людей, кто всегда пытается найти крайнего. Причины поражения ищет не в себе, а в других. Вот Магомед Адиев после неудачных матчей говорил: "Я виноват". Не перекладывал вину на игроков, судей, еще кого-то. А для Петреску это в порядке вещей.

– Игорь Семшов, поигравший у него в "Динамо", рассказывал: "В раздевалке Дан постоянно швырял пластиковые бутылки, пинал сумки, голосил…"

Футбола без эмоций не бывает, это понятно, но у Петреску они зашкаливали. Абсолютно неуравновешенный. Когда я на лавочку сел, насмотрелся на его неадекватную реакцию. В безобидной ситуации мог сорваться на арбитра, выскочить к бровке, наорать, покрыть матом на смеси румынского и русского. Некрасиво. Не должен тренер так себя вести.

– Что изменилось, когда на смену Петреску взяли Евгения Калешина?

– В чемпионате наступил перерыв, Фролов и Стажила ушли. На сборах я выиграл конкуренцию у Жени Помазана и полтора года отыграл за "Кубань" без замен. Дальше был "Анжи".

– Вы в курсе, что в прошлом сезоне заняли первое место в РПЛ по количеству сэйвов?

– Ага, читал. По данным лиги, кажется, 140 набралось?

– 156.

– Что же получается – в среднем пять с лишним сэйвов за матч? Ерунда какая-то.

– Почему?

– Да не было такого! Может, тот, кто это подсчитывает, принимает за сэйв все, что в руки летит? Я бы оценивал вратарей по другому критерию.

– Это по какому же?

– По суперсэйвам. Есть в InStat такой пункт. Вот тут картина объективная. Когда ликвидируешь выход один на один, отражаешь удар в упор, в прыжке ловишь мяч или достаешь его из "девятки"…

– Из прошлогодних сэйвов – самый памятный?

– Выездной матч с "Динамо". Ведем 1:0, 90-я минута, в наши ворота ставят пенальти. Бьет Луценко. В динамике показалось, что я намертво поймал мяч. Но на записи видно – он прошил ладони, ударился в голову и обратно в руки прилетел. Повезло.

– Джанаев описывал свои действия, когда в его ворота назначают 11-метровый: "Игрока, который направляется к "точке", всегда стараешься вывести из себя, пропитать нервозностью, неуверенностью. Как это сделаешь, неважно. До оскорблений, конечно, не опускаюсь, но могу сказать: "Эй, я знаю, в какой угол ты будешь бить. Давай в левый, все равно возьму…" Вы поступаете так же?

– Никогда!

– Почему?

– Может, такие хитрости вратарю и впрямь помогают, но… Не по мне это. Я – за Fair Play.

– Похвально. Татуировка у вас необычная на руке. Давно сделали?

– Еще в "Кубани". Я очень хотел набить фигуру вратаря, достающего мяч в невероятном прыжке. На память о профессии, которой посвятил всю жизнь. Перерыл в интернете кучу фотографий, искал подходящий силуэт. Все не то. Вдруг в своем же альбоме наткнулся на шикарный снимок. Матч "Кубань" – "Балтика", удар со штрафного, и я вытаскиваю мяч из дальней "девятки".

– Сэйв с приставкой "супер".

– Показал мастеру в тату-салоне, он говорит: "Ну и зачем нам абстрактный силуэт? Давай эту фотку на предплечье набьем". Лица моего не видно, но узнаваемые детали есть – форма "Кубани", перчатка, мяч с символикой ФНЛ…

– Еще татуировки есть?

– На правом плече – архангел. А слева, на запястье, надпись на латыни: "Лови момент". Это "футбольный рукав"…

– ???

– Со временем полностью руку забью. Все футбольные события, оставившие след в душе, еще и здесь запечатлею.

– Татуировки Андрея Ещенко посвящены клубам, за которые он играл. Не ваш случай?

– Посмотрим. Тот сэйв с "Кубанью" связан. На память об "Анжи", который подарил мне путевку в большой футбол, хочу орла наколоть.

– Символ клуба?

– Не только. После удачных матчей пол-Дагестана кричало: "Дюпин, ты орел!" О "Рубине" тоже что-то будет. Места на руке еще достаточно, может, отмечу все команды, за которые довелось поиграть. Но не названия и эмблемы. А то, что дорого лично мне.

– Что за мастер у вас?

– Земляк, живет в Барнауле. Клиентов у Миши много. Включая Розенбаума.

– Как интересно.

– Александр Яковлевич сделал у него первую татуировку, когда прилетел на гастроли в Барнаул. Потом уже Мишу в Москву выписывал.

– "Анжи", где вам должны зарплату за семь месяцев и премиальные за весь сезон, неожиданно избежал банкротства, во второй лиге играет. Значит, с вами скоро расплатятся?

– Едва ли. Я давно уже не питаю иллюзий. Для меня загадка, как клуб с гигантскими долгами умудрился пройти лицензирование.

– С Османом Кадиевым, президентом "Анжи", или с кем-то его помощников за последние месяцы общались?

– Нет. От руководства ни слуху, ни духу. Ребята, оставшиеся в Махачкале, тоже ничего не получили. Время от времени звонят, просят в долг. Не хочется огорчать болельщиков, но в перспективах клуба у меня огромные сомнения. Да о чем говорить, если уже академия "Анжи" закрылась!

– Зато ваша карьера идет в гору. О сборной задумываетесь? Или в 31 попасть туда нереально?

– Будешь хорошо играть – все реально. Гильерме, например, в 33 стал первым номером сборной. Так что какое-то время в запасе у меня еще есть (улыбается). Да и вообще, когда речь о вратаре, не стоит заглядывать в паспорт. Если правильно относишься к своему здоровью, следишь за питанием, восстановлением, лет до 35 можно спокойно выступать на высоком уровне.

– А то и больше.

– Да! Не хочу на каждом углу кричать, что мечтаю получить вызов в сборную, но честно вам скажу – думаю о ней постоянно. Это моя цель. Понимаю, классных вратарей в России хватает, многие давно себя зарекомендовали. А я в премьер-лиге лишь второй сезон. Но конкуренция не пугает. Наоборот, подстегивает! Дополнительная мотивация! Нужно работать, давать результат, ждать шанса и доказывать, что возраст в нашем деле – не главное.​

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий